brombenzol (brombenzol) wrote,
brombenzol
brombenzol

Десять частей одного рубля

[Реальная история, случившаяся как-то с Пчёлом]

Иду я как-то зимой на трамвайную остановку – щёки и подбородок выбриты, остаток волос на голове вымыт, рубашка новая – и вдруг понимаю: деньги я дома оставил. Лежат себе в кошельке, пока я по нечищеным тротуарам по колено в снегу пробиваюсь сквозь метель. Может, у других трамвайная остановка прямо под окном, а у меня – в сорока минутах ходьбы против ветра. И четверть часа из них уже двадцать минут как миновало.
Я на трамвай из-за пробок хожу. Все машины нашего спального района в час пик на одной дороге не помещаются. Пешком выходит быстрее, даже против ветра. И вот остановился я в нерешительности и стою, как буриданов осёл, у которого оба стога украли. И он теперь не знает, за каким вором бежать. Назад за деньгами возвращаться времени нет, а вперед идти – не имеет смысла. Может, ваши трамваи бесплатно людей возят, а в наших кондукторы живут и зарабатывают на жизнь вымогательством. Хочешь ехать – плати деньги. Выгреб мелочь из карманов, пересчитал – рубля не хватает! Поднял глаза к небу и говорю:
– Господи! Я понимаю, у тебя важных дел по горло. Но мне на работу надо… Пошли, Господи, мне один рубль!
Так прямо и сказал Ему. А что? Я – человек прямой, не люблю ходить вокруг да около. Небо пасмурное, метель, ветер… А я стою и с Богом разговариваю.
– Без обеда я обойдусь! – уточняю на всякий случай. – Мне только рубль до работы доехать. А там я на обратный путь перехвачу.
Пока говорю, машинально куртку обшариваю. И о, чудо! За подкладкой нащупываю несколько монеток. Как оказывается, десять штук по десять копеек. Ровно рубль!
– Спасибо! – кричу я и торопливо бегу на трамвай.

В трамвае – шум и броуновское движение. Звенят телефоны, ругаются пассажиры, орёт ребёнок… Раздвигая толпу локтями, грозно плывёт кондуктор, собирая дань. Решаю пересчитать монетки, высыпаю их на ладонь, трамвай покачивает из стороны в сторону. «Десятники» выглядят потерянно и жалко, их никто не любит и не берёт: ни водители маршруток, ни кондукторы трамваев. А если и берут, то в обмен на пару ласковых выражений признательности.
– Эх, Господи, – вздыхаю я, пересчитывая монетки. – Не мог ты мне их одним рублём послать.
В тот же момент кто-то нечаянно толкает меня под руку, и с ладони моей падает на пол рубль! Машинально сжимаю ладошку. Прячу оставшуюся мелочь в карман. Опускаюсь на корточки. Высматриваю монету, ползая под ногами соседей – и не могу её найти!

А кондуктор все ближе.

Лента билетов, продетая в кольцо на куртке, свисает и извивается, словно змея. Ещё мгновение – и она выпустит своё ядовитое жало.
Что вы знаете о падении рубля?! Ничего вы об этом не знаете!
На грязный пол трамвая он падает по более крутой траектории, чем на чистый пол валютной биржи. И я дурак так дурак: не той монетой мне, видите ли, Бог подал.
– Господи, прости! – виновато шепчу я.
И кондуктор проходит мимо.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments