brombenzol (brombenzol) wrote,
brombenzol
brombenzol

Category:

"ДОВЕСТИ ДО ПОСЛЕДСТВИЙ" (Моретти о русской литературе)

Прочитал книгу итальянского литературоведа Франко Моретти "Буржуа: между историей и литературой", изданную у нас в 2014 г. Крайне интересен взгляд Моретти на образ делового человека (и западные идеи вообще) в русской классической литературе (этому посвящена отдельная глава). Вот отрывок из неё:

"На Западе деньги, как правило, упрощают дело, здесь они его осложняют. Их кругом слишком мало — и они слишком дороги. Вместо западноевропейской процентной ставки, низкой и стабильной, эхом по всем страницам Достоевского отдаются слова старухи-процентщицы, сказанные Раскольникову:

«Вот-с, батюшка: коли по гривне в месяц с рубля, так за полтора рубля причтется с вас пятнадцать копеек, за месяц вперед-с»
.
По гривне с рубля в месяц. При таком невыносимом давлении «национальные деформации» неизбежны. Возьмем утилитаризм. В 1825 году анонимный автор статьи в Westminster Review заявил в «трезвой утилитарной печали», что он был бы «крайне рад, если бы ему сообщили, как всеобщее увлечение литературой и поэзией, поэзией и литературой, благоприятствует хлопкопрядению».
Этот филистерский ультиматум находит почти буквальный отзыв поколение спустя в «Отцах и детях» Тургенева (1862), когда Базаров небрежно бросает с присущей ему развязностью, что «порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта» . Полезнее. Но для Базарова это больше не конкретное, прагматическое понятие «Робинзона Крузо» и викторианцев: это сила изменения — даже разрушения.

«Мы действуем в силу того, что мы признаем полезным,— добавляет он позднее в той же сцене, объясняя логику нигилизма. — В теперешнее
время полезнее всего отрицание — мы отрицаем».

Полезность как основание нигилизма. В Westminster Review были бы удивлены. И Базаров — это только начало:

[Но] смотри: с одной стороны глупая, бессмысленная, ничтожная, злая, больная старушонка, никому не нужная и, напротив, всем вредная <...>
С другой стороны молодые, свежие силы, пропадающие даром без поддержки, и это тысячами, и это всюду! <...> За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен—да ведь тут арифметика!

Да ведь тут арифметика! Бентамовский «подсчет счастья», ведущий к убийству. «А доведите до последствий, что вы давеча проповедовали, и выйдет, что людей можно резать», — замечает Раскольников только что восхвалявшему прогресс западнику Лужину («более, так сказать, критики; более деловитости»). От критики и деловитости к тому, что можно людей резать. Идеи не на своем месте: к России Достоевского замечательная метафора Шварца о несоответствии западных моделей и бразильской реальности применима, возможно, даже больше, чем к оригиналу. У Машаду расхождение между ними оставалось по большей части безобидным: много болтливой безответственности, но без тяжелых последствий. Но в России радикальная, пролетаризированная интеллигенция воспринимает западные идеи слишком серьезно и действительно «доводит их до последствий».
Tags: книги, литература, моретти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments